top
 
 
 

Соціальні мережі


Календар новин

< березня 2010 >
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ НД
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Лічильники

Этические аспекты современных репродуктивных технологий.
П'ятниця, 12 березня 2010, 11:11

1. ВВЕДЕНИЕ

Бесплодный брак и бездетность — это боль многих семей, равно как и людей, своих семей не создавших. Отсюда популярность и востребованность вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), широкий спектр которых предлагает современная медицина. Чтобы оценить масштабы прогресса в этой области, достаточно отметить, что в США с 1996 по 2004 годы количество детей, родившихся с помощью ВРТ выросло вдвое, причем, в 2004 году их было уже около 1% от общего количества детей, появившихся на свет.  Поскольку ВРТ напрямую затрагивают человеческую жизнь, возникает вопрос о правовых и нравственных границах их применения.

 

В настоящее время к методам ВРТ относятся:
- ИИ (искусственная инсеминация).
- ЭКО.
- ИКСИ (инъекция сперматозоида в цитоплазму ооцита).
- Хетчинг (рассечение оболочки эмбриона).
- Донорство спермы и ооцитов.
- Суррогатное материнство.

Процедура ЭКО состоит из следующих этапов:
- отбор и обследование пациентов;
-индукция суперовуляции, включая мониторинг фолликулогенеза и развития эндометрия;
- пункция фолликулов яичников;
- инсеминация ооцитов и культивирование эмбрионов in vitro;
- перенос эмбрионов в полость матки;
- поддержка лютеиновой фазы ститмулированного менструального цикла;
- диагностика беременности ранних сроков.
Проведение ЭКО также возможно в естественном менструальном цикле, без индукции суперовуляции.
Показаниями для проведения ЭКО является бесплодие, не поддающееся терапии или вероятность преодоления которого с помощью ЭКО выше, чем другими методами . Эффективность метода составляет 25% .

2. ПРОБЛЕМА НЕСОБЛЮДЕНИЯ ПРИНЦИПА «НЕ НАВРЕДИ» В ТЕХНОЛОГИИ ЭКО

Биоэтический принцип «не навреди» — это не только фундаментальная норма клятвы Гиппократа, задающая базовые характеристики всего пространства современной медицины, но и правовая категория, позволяющая квалифицировать поступки врача в ситуации нравственного выбора как действия, направленные к пользе больного, либо как действия, причиняющие больному страдания и вред.
В той или иной мере клятва Гиппократа легла в основу всех биоэтических кодексов европейской медицины.

Так насколько коррелирует производство ЭКО с провозглашенными нравственными и юридическими нормами европейской медицины?

 

Возможные  негативных последствий :
2.1. Негативные последствия для женщины.
- На этапе гиперстимуляции яичников:
1. Cиндром гиперстимуляции яичников (СГЯ), патогенез которого до сих пор до конца не ясен , частота колеблется по разным оценкам в широких пределах: доля больных со средней степенью составляет до 33%, с тяжелой (вплоть до летальных исходов) — до 10% .
2. СГЯ негативно сказывается и на последующем течении беременности, повышая риск самопроизвольного аборта
- На этапе трансвагинальной пункции яичников:
1. Кровотечение из пунктированного яичника.
2. Ранение магистральных сосудов.

- На этапе переноса эмбриона в полость матки, диагностики и ведения беременности и родоразрешения:

1. Многоплодная беременность. По данным исследователей, «индукция суперовуляции увеличила количество многоплодных беременностей более чем в 10 раз» беременность у этих пациенток осложняется преждевременными родами, внутриутробной задержкой развития плодов, гестозом, гестационным сахарным диабетом» .

2. Редукция эмбрионов при многоплодной беременности. Уничтожение созданных с таким трудом человеческих жизней производится, исходя либо из евгенического принципа селективной выбраковки человеческих эмбрионов «с подтвержденными структурными, хромосомными или генетическими аномалиями», либо из соображений удобства «для выполнения манипуляции» . После редукции «всего лишь половина (51%) пациенток донашивали беременность до 38 недель и более . Помимо негативных последствий для материнского здоровья редукция эмбрионов влечет за собой нравственные мучения матери, допустившей уничтожение своего ребенка.
Подводя итоги, отметим, что ЭКО не приносит пользы здоровью женщин, а вероятность осложнений достаточно велика. Вот почему здесь возникает вопрос соотношения цели и средства: не слишком ли большую цену платят женщины за право получить своего ребенка?
2.2 Негативные последствия для ребенка.

- аномалии и патологии
Наибольший вред ЭКО может принести ребенку, возникающему в его результате. Прежде всего, резко возрастает вероятность аномалий и патологий внутриутробного развития. Ученые из американских Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) под руководством Дженниты Рифхьюз (Jennita Reefhuis) сравнили распространенность 30 наиболее частых врожденных дефектов у детей, зачатых естественным путем, и у детей, появившихся на свет с помощью искусственного оплодотворения (ЭКО или ИКСИ). В исследовании были задействованы 281 ребенок «из пробирки» и около 14 000 детей, зачатых естественным путем. При этом все беременности были одноплодными. Выяснилось, что дети, зачатые «в пробирке» в 2,4 раза чаще рождались с заячьей губой. Дефекты межпредсердной или межжелудочковой перегородки сердца отмечались у них в 2,1 раза чаще, чем у детей, зачатых естественным путем. Кроме того, у таких детей чаще возникали пороки развития желудочно-кишечного тракта: атрезия пищевода – в 4,5 раза чаще, атрезия прямой кишки – в 3,7 раза чаще.

 

2.4. Негативные последствия для человеческой популяции

- генетический груз
Как мы видели выше, технология ЭКО увеличивает риск рождения детей с теми или иными генетическими аберрациями. В случае массового применения ЭКО возрастает генетическая нагрузка на человечество в целом.

- риск близкородственных связей
Одним из негативных последствий ЭКО является проблема генетической анонимности детей, появившихся в его результате использования донорских клеток и особенно спермы. Поскольку с помощью эякуляции только одного мужчины можно оплодотворить множество яйцеклеток, имплантируя полученные таким образом эмбрионы различным женщинам, и поскольку «отцовство» донора должно оставаться неизвестным, то теоретически возможно получение своеобразной популяции единокровных братьев и сестер, которые не будут подозревать о своем родстве. В этом случае возможно заключение браков между единокровными родственниками, что не только имеет юридические последствия, но и напрямую затрагивает здравоохранение: кровнородственные браки увеличивают вероятность генетических заболеваний .

Тем самым здесь речь идет уже об отдаленных негативных последствиях ЭКО для людей, ни в коей мере неповинных в своих страданиях, что опять же вновь актуализирует вопрос о соблюдении принципа «не навреди».


2.3 Уничтожение эмбрионов.

Чтобы рассматривать этот вопрос необходимо определиться со статусом эмбриона. Что нужно считать началом жизни?

 

Начало уникальной человеческой жизни

Где можно искать, с биологической точки зрения, начало уникальной человеческой жизни? Если не зачатие, т.е. оплодотворение, то что еще может являться ее началом? Все виды жизни клеток человеческого организма, на какой бы стадии своего развития они ни находились, пусть даже на самой ранней, являются жизнью человека. Человеческая жизнь в любом ее виде является особенной и уникальной, содержащей в себе всю полноту физической и духовной человеческой природы, и образ и подобие Божие.

Библейская, святоотеческая, каноническая и литургическая традиции Церкви – все они говорят о том, что человеческая жизнь начинается в момент зачатия. Святой Григорий Нисский в трактате «О душе и воскресении» пишет: «Душа и тело человека начинают свое существование в один и тот же момент». Каноны запрещают аборты на любой стадии беременности, «вне зависимости о того, сформировался плод или нет. Подобно этому, литургическая традиция Церкви считает зачатие моментом начала существования человека, празднуя зачатие Богочеловека Христа (на праздник Благовещения, 25 марта), Богоматери (9 декабря) и святого Иоанна Крестителя (23 сентября). Эти примеры доказывают, что Церковь всегда считала момент зачатия моментом начала индивидуальной жизни человека, и подчеркивают, что жизнь эмбриона является полностью человеческой и уникальной.

 

Уничтожение эмбрионов во время проведения ЭКО переходит всякие границы. Утрата эмбрионов достигает 93-94%.

Эта утрата начинается с момента синхронной имплантации многих эмбрионов для того, чтобы увеличить вероятность успеха. В лучшем случае, из нескольких выживает лишь один. Таким образом, ЭКО с самого начала несет в себе абортивную идеологию: для того, чтобы имплантировать один, спокойно и преднамеренно уничтожается 8-9 эмбрионов. Утрата эмбрионов происходит при получении их "сверхчисла" с последующим замораживанием. Считается, что из всего числа законсервированных эмбрионов лишь 3-5% могут развиться и дать рождение ребенку. Если это замороженное "сверхчисло" не используется супружеской парой, то эмбрионы должны быть уничтожены спустя 10 лет их хранения, так как после этого времени качество консервации больше не гарантируется.

В любом случае большая часть криоконсервированных эмбрионов обречена на уничтожение: «В лабораториях сейчас насчитываются тысячи таких замороженных эмбрионов (по данным исследования, завершенного в мае 2003 года, только в США около 400 000)» . Очевидно, что при таких масштабах криоконсервации миллионы созданных врачами человеческих эмбрионов заранее запрограммированы на уничтожение.

4. СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ ЭКО.
4.1. Принцип чести и достоинства человека в технологии ЭКО.
4.2. Коммерциализация донорства.

 По данным английских исследователей, в большинстве стран продажа яйцеклеток на заказ позволяет донорам заработать от 1500$ до 5000$ . Репродуктивное здоровье становится товаром, который женщина-донор вынуждена продавать, подвергая себя серьезному риску, о котором мы писали выше.
- В том случае, если донором является мужчина, проблема коммерциализации донорства встает перед нами с не меньшей остротой. По данным английских исследователей, его цена составляет около 100$. В данном случае самая интимная и сокровенная сторона человеческой жизни — чудо брачного общения и зачатия в нем детей — превращается в товар на вынос, что, несомненно, унижает человеческие честь и достоинство, не соблюдаются брачные узы, не соблюдается право будущего ребенка родиться в браке, вследствие об'единительного деторождающего акта собственных родителей.

Таким образом, при ЭКО затруднено определение таких основных межличностных связей, как кровное родство, понятие о родителях и родственниках.

4.3. Суррогатное материнство
Уже само это именование является формой дискриминации женщины, вынашивающей беременность. Иногда суррогатную мать сравнивают с кормилицей, помогающей нуждающейся семье из альтруистических соображений, однако не стоит забывать о том, что все же слишком велико «различие в интенсивности отношений между суррогатной матерью и плодом и няней и ребенком» . Наконец, появляется опасность превратить суррогатное материнство в профессию. В процессе вынашивания беременности мать и ребенок находятся в состоянии непрестанного взаимообщения, между ними возникает глубинная психосоматическая связь, разрыв которой, обусловленный контрактными обязательствами, может привести к тяжелым душевным недугам

 

ПОЗИЦИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Позиция Русской Православной Церкви должна учитываться практикующими врачами, поскольку для многих пациентов она является определяющей в вопросах нравственной приемлемости тех или иных процедур. Эта позиция отображена в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, принятых на юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года. Она такова:

XII.4. Применение новых биомедицинских методов во многих случаях позволяет преодолеть недуг бесплодия. В то же время расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности. Под угрозой оказываются и отношения между людьми, издревле лежащие в основании общества. С развитием упомянутых технологий связано также распространение идеологии так называемых репродуктивных прав, пропагандируемой ныне на национальном и международном уровнях. Данная система взглядов предполагает приоритет половой и социальной реализации личности над заботой о будущем ребенка, о духовном и физическом здоровье общества, о его нравственной устойчивости. В мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями.

В молитвах чина венчания Православная Церковь выражает веру в то, что чадородие есть желанный плод законного супружества, но вместе с тем не единственная его цель. Наряду с "плодом чрева на пользу" супругам испрашиваются дары непреходящей взаимной любви, целомудрия, "единомыслия душ и телес". Поэтому пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными. Если муж или жена неспособны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое бесчадие как особое жизненное призвание. Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов. К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

Манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является "плотью от плоти" анонимных доноров. Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо "социальных", еще и так называемых биологических родителей. "Суррогатное материнство", то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка "заказчикам", противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейсяся между матерью и младенцем уже во время беременности. "Суррогатное материнство" травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение "избыточных" эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью (см. ХII.2).
Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация "репродуктивных прав" одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией, лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности.

6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Если подвести итоги, то биоэтические аспекты ЭКО во многом совпадают с теми границами, которые проведены в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви. С учетом ряда оговорок ЭКО не порождает нравственных возражений, однако три момента представляются абсолютно неприемлемыми:
1) Создание и уничтожение "лишних" эмбрионов.
2) Суррогатное материнство.
3) Донорство половых клеток (третья сторона в браке).

Но ЭКО можно производить и без этих манипуляций. Тем самым не вызывает непреодолимых нравственных возражений такой подход в ЭКО, при котором:
1) используются половые клетки только родителей (никакой третьей донорской стороны, никакого выбора внешности и других параметров ребенка)
2) все созданные эмбрионы не замораживаются и не уничтожаются, а имплантируются. Соответственно, создается и переносится не более 3 эмбрионов.
3) все они имплантируются матери (а не суррогатной матери).
Запрет на криоконсервацию эмбрионов не распространяется на заморозку половых клеток; она вполне допустима.
Пожалуй, самым серьезным возражением против ЭКО является рост статистики заболеваний и патологий у ребенка. Фундаментальная норма современной биоэтики: недопустимо производить эксперимент над человеком без его согласия. Но в случае ЭКО данное согласие невозможно испросить, поскольку сама жизнь возникает в его результате. Можно ли считать желание получить своего ребенка достаточным основанием для того, чтобы подвергать риску его здоровье и жизнь?

Преодоление проблемы бесплодия всегда будет оставаться в фокусе внимания врачей; важно, чтобы предлагаемые методы не выходили за рамки базовых биоэтических принципов. В этом отношении весьма примечательно совпадение христианского подхода к проблеме ЭКО, базовых биоэтических принципов и того правового регулирования данной проблемы, которое было реализовано в Италии, где ЭКО проводится только для родителей, на основе половых клеток, полученных от них, и без какой-либо дискриминации эмбрионов, каторые все имплантируются матери.

 

 

БИБЛИОГРАФИЯ

Экстрокорпоральное оплодотворение от медицины до биоэтики.

Иеромонах Димитрий (Першин) www.liveinternet.ru
Бесплодный брак. Современные подходы к диагностике и лечению. Под ред. В.И. Кулакова. – ГЭОТАР-Медиа, 2006.
Евгеника в дискурсе глобальных проблем современности. М. РАН, ин-т философии, 2005.
Клонирование человека. Юнеско, 2004.
Лечение женского и мужского бесплодия. Вспомогательные репродуктивные технологии. Под ред. В.И. Кулакова, Б.В. Леонова, Л.Н. Кузьмичева. М. 2005.
Новорожденные высокого риска. Новые диагностические и лечебные технологии. Под ред. В.И. Кулакова, Ю.И. Барашнева. М., 2006.
Основы перинаталогии. Учебник. Под ред. Н.П. Шабалова и Ю.В. Цвелева. М., 2004.
Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2000.
Пренатальная диагностика наследственных и врожденных болезней. Под ред. Э.К. Айламазяна, В.С. Баранова. М., 2006.
Семья в постатеистическом обществе. Сборник статей. Киев, 2003.
Синдром Дауна. Под ред. Ю.И. Барашнева. М., 2007.
Экстракорпоральное оплодотворение и его новые направления в лечении женского и мужского бесплодия. Под ред. В.И. Кулакова, Б.В. Леонова. М., 2004.

Балашов Н., протоиерей. Репродуктивные технологии: дар или искушение? // Православие и проблемы биоэтики. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике. Вып. 1. М., 2001.
Брек И., протопресвитер. Священный дар жизни. М., 2004
Герасименко Н.Ф. Полное собрание федеральных законов об охране здоровья граждан. М., 2005.
Городецкий С.И. Стволовые клетки — дар или несчастье? // Православие и проблемы биоэтики. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике. Вып. 2. М., 2006.

Кэмпбелл А., Джиллетт Г., Джонс Г. Медицинская этика. М., 2004.
Курило Л.Ф. Репродуктивные технологии и технологии получения эмбриональных стволовых клеток человека как отрасль медицины / Православие и проблемы биоэтики. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике. Вып. 1. М., 2001.
Ридли М. Геном: автобиография вида в 23 главах. М., 2008.
Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. М., 2002.
Силуянова И.В. Биоэтика в России: ценности и законы. М., 1997.
Уиллке Д., Уиллке Б. Мы можем любить их обоих.
Хен Ю.В. Евгенический проект: «pro» и «contra». М., 2003.
Элдер К., Брайан Д. Экстракорпоральное оплодотворение. М., 2008.

Harakas S.S. Contemporary moral issues. Facing the Orthodox Christian. Minneapolis, Minnesota. 1982.
Macalia D. The right to life. The orthodox Christian perspective on abortion. Regina Orthodox Press. 2001.
Mykitiuk R., Nisker Jeff. Assisted reproduction / The Cambridge Textbook of Bioethic. Cambridge University press. 2008
Engelhardt H.Tristram. The foundations of Christian bioethics. Swets & Zeitlinger Publishers b.v. Lisse. 2000.
Readings in biomedical ethics. A canadian focus. Ed. by Eike-Henner W. Kluge. University of Victoria, 1993.

 

 

 
 
 
 
 

Подробная информация databet88 у нас на сайте.