top
 
 
 

Соціальні мережі


Календар новин

< березня 2010 >
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ НД
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Лічильники

Життя, як дар Божий від запліднення до народження. Статус людського ембріону
Середа, 17 березня 2010, 11:03

 

Доповідь Голови Синодального відділу Місія «Церква та медицина» протоієрея Геннадія Батенко «Життя, як дар Божий від запліднення до народження. Статус людського ембріону» у Вінниці на науково-практичній конференції: Право на життя з моменту зачаття.


Слайды

 

Слайд 1:

Человек, развиваясь, проходит ряд  стадий — от оплодотворенной клетки до личности. В какой момент в этих стадиях начинается жизнь? Задача определения начала человеческой жизни тесно связана с проблемой статуса человеческого эмбриона.

 

Слайд 2:

Может ли человеческий эмбрион называться человеком? Можно ли поставить знак равенства между содержанием понятий — “человек”, “эмбрион, “плод”, “ооцит”, “зародыш”? Существует ли различия между человеческим существом до его появления на свет и после, или все это звенья одной эволюционной цепи телесного и душевно-духовного становления личности? В какой момент человеческое существо становится моральным субъектом?

В современном обществе существуют различные ответы на эти вопросы.  Первое различие между существующими теоретическими положениями связано с особенностями естественнонаучного и гуманитарного знания.

 

Слайд 3:

Естественнонаучный взгляд представлен 6 направлениями. Каждое из них последовательно связывает начало человеческой жизни или  с формированием дыхательной системы (1), или  с периодом формирования сердечно-сосудистой системы (2), или  с началом функционирования ствола мозга (3), с образованием первичной полоски (4), или с имплантацией бластоцисты в стенку матки (5),  или  с моментом слияния гамет, т.е. с образованием генома человека (6).

Гуманитарный,  этико-философский взгляд  содержит следующие направления: 1) градуализм, 2) социологизм, 3) психоаналитическое 4) морально-интенциональное, 5) философско-антропологическое, и 6) теологическую позицию.

 

В чем  состоят особенности каждого из перечисленных взглядов? 

 

 

Слайд 4:

 Естественнонаучный взгляд.

 

Слайд 5:

1) Формирование дыхательной системы.

Начало жизни  человека связано с  формированием дыхательной системы, так как именно самостоятельное дыхание обеспечивает возможность существования человеческого плода вне тела матери. В научных публикациях   констатируется, что дыхательная система начинает формироваться уже через 4 недели после оплодотворения.  К  9 неделе с момента зачатия, наблюдаются эпизодические спонтанные  дыхательные движения плода. Однако, временем окончательного формирования дыхательной системы, а, следовательно, и способность к самостоятельному дыханию формируется к 20 неделям.

 

Слайд 6:

  2) Формирование сердечно-сосудистой системы.

Формирование сердечно-сосудистой системы   также   рассматривается в качестве принципиальной позиции при ответе на вопрос о начале человеческой жизни.  Общеизвестно, что развитие  сердечно-сосудистой системы человека начинается на 20-40 день после оплодотворения. В начале сердце эмбриона представлено пульсирующим сосудом – дорсальной аортой. Однако, это сердце не является точной копией сердца взрослого человека. Только в течение примерно двадцатидневного срока оно приобретает черты настоящего четырехкамерного сердца млекопитающих. Но именно пульсация дорсального сосуда приводит к формированию сердца и  первому сердцебиению. 

 

Слайд 7:

 3) Начало функционирования ствола мозга (момент формирования мозговой ткани).

Следующий естественнонаучный взгляд связывает становление человека с началом функционирования ствола мозга. На него нельзя не обратить внимание, прежде всего в силу принципа симметрии. В современной медицине утвердился такой критерий смерти человека, как  “смерть мозга”. Естественно допустить, что  если конец человеческой жизни  связывается со “смертью мозга”, то и  начало человеческой жизни должно быть связано с началом функционирования ствола мозга.

 По мнению эмбриологов 30-й день развития плода является началом дифференцировки   центральной нервной системы[i].  Первые движения плода и реакции на прикосновения начинают фиксироваться с 6-ой недели с момента оплодотворения. В спинном мозгу выявляются синапсы [ii].

В это же время с помощью энцефалографии регистрируется функциональная активность мозга. Болевая чувствительность у плода присутствует  в 7-8 недель[iii].

В 8 недель у плода функционирует таламус, сформированы чувствительные и двигательные нервы, т. е. есть имеется  все необходимое для ощущения плодом  боли.  Здесь важно отметить, что для ощущения боли кора  головного мозга не нужна, т. к. и полное удаление коры головного мозга не  устраняет чувства боли [iv].

Вопрос - можно ли считать критерием становления человека начало функционирования ствола мозга и проявление способности чувствовать? - остается открытым. Почему? Потому, что бессознательное состояние и нечувствительность к боли человека, в сущности, не могут служить основанием  для отказа ему в помощи и  защите прав личности.

 

Слайд 8:

 4) Образование первичной полоски.

Ряд специалистов, прежде всего эмбриологи и гистологи, связывают начало человеческой жизни   с моментом формирования первичной полоски – морфологического предшественника нервной трубки.  “Во время гаструляции формируется полярность – переднезадняя ось эмбриона.

На 15–16 дни происходит перемещение клеток наружного слоя эмбриобласта к его будущему заднему краю, формируется примитивная первичная полоска по средней линии диска.

Позже по продольной средней линии первичная полоска продавливается вглубь, образуется первичная бороздка. Клетки эмбриобласта, мигрирующие через первичную полоску и гензеновский узелок, формируют эмбриональную энтодерму и мезодерму, а также – нотохорд, интегрирующийся затем в энтодерму первичной кишки. Предшественники эктодермы локализованы впереди первичной полоски”[v].

 Таким образом, первичную полоску можно считать первой осевой структурой, вокруг которой и выстраивается весь эмбриогенез.

До 14-го дня после оплодотворения эмбриологи рассматривают эмбрион человека как преэмбрион, считая, что до этого срока он сформирован клеточными слоями, представляющими собой зародышевые оболочки - материал, не участвующий в построении в дальнейшем собственно эмбриона.[vi] 

При этом подчеркивается необходимость различать генетическую уникальность эмбриона и его онтогенетическую индивидуальность (при появлении первичной полоски)[vii].

Для данного подхода ведущим является аргумент, что эмбрион на стадии преэмбриона не имеет нервной системы, а, следовательно, невозможны  нейропсихические процессы в том виде, в котором они ассоциированы у нас с процессами электрохимического взаимодействия в нервных структурах. Однако, корректно ли исключать стадию преэмбриона из процесса развития человеческой жизни, так как отсутствие этой стадии равнозначно отсутствию и процесса развития.

 

Слайд 9:

5) Имплантация бластоцисты в стенку матки.

Имплантация эмбриона человека в стенку матки происходит на 1-ой недели жизни, приблизительно на 6 день. Известно мнение, что данный факт можно считать  началом человеческой жизни. Данная позиция основывается на том обстоятельстве, что не менее 8%, а по последним данным около 60% зародышей, зачатых в результате обычного полового акта, не закрепляются на стенке матки и погибают естественным путем. А раз так, то можно ли утверждать, что   неимплантированный эмбрион уже обладает некими человеческими свойствами и правами?  Исходя из логики данной точки зрения, допустимо и проведение экспериментов с эмбрионами человека в предимплантационном периоде.

 

Слайд 10:

6) Момент слияния гамет (образование генома).

  Жизнь человека начинается с момента зачатия.  Именно образование уникального и неповторимого генетического материала (генома) является исходным моментом  при формировании зародыша. Влияние клеточного микроокружения является условием для его осуществления, и важно не само по себе, а только в качестве фона для реализации генетической программы. 

Во  “Всеобщей декларации о геноме человека и о правах человека” (ЮНЕСКО 1997г.) - одном из международных документов, регулирующих генетические исследования, - говорится о том, что “геном человека лежит в основе изначальной общности всех представителей человеческого рода, а также признания их неотъемлемого достоинства и разнообразия”[viii]. Различие генетических характеристик является первичным, когда мы говорим о различии  свойств организма матери и эмбриона и  об индивидуальных особенностях формирующегося существа.

  Авторитетной  точкой зрения является позиция ведущих специалистов кафедры эмбриологии биологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова  В.А.Голиченкова и Д.В.Попова:

"С точки зрения современной биологии (генетики и эмбриологии) жизнь челове­ка как биологического индивидуума начинается с момента слияния ядер мужской и жен­ской половых клеток и образования единого ядра, содержащего неповторимый генетиче­ский материал"[ix].

 

Слайд 11:

II. Гуманитарный,  этико-философский взгляд.

Проблема статуса эмбриона обсуждается и гуманитариями - этиками, юристами, политиками. При этом широко используется такой прием как моделирование решения проблемы в границах той или иной влиятельной философской системы прошлого (например, в психоанализе или марксизме), хотя в них прямо вопрос о критериях начала человеческой жизни  и не обсуждался. К гуманитарным направлениям можно отнести: 1) градуализм, 2) социологизм, 3) психоаналитические, 4) морально-интенциональное, 5) философско-антропологическое и 6) теологическую позицию.

 

Слайд 12:

1) Градуализм.

Градуализм представлен не только гуманитариями, но и естествоиспытателями. Тем не менее, мы относим градуализм к гуманитарному взгляду, поскольку основной принцип, формирующий данное направление, представляет философское суждение о непрерывности движения  как способе существования мира. Градуализм – это точка зрения, утверждающая постепенное одушевление эмбриона  и стадийное приобретение им человеческих, личностных свойств. Сторонники  данных взглядов апеллируют к следующим аргументам. Первый  связан с состоянием естественной убыли эмбрионов, зачатых естественным путем. Большая их часть не может укрепиться в стенке матки, оставляя материнский организм, лишаясь права на рассмотрение вопроса об их статусе. Данная точка зрения не безупречна на основании реальности самопроизвольных выкидышей и на более поздних сроках беременности, а также процент младенческой и детской смертности от болезней и несчастных случаев.

Второй  аргумент   данной точке зрения  связан с феноменом  тотипотентности.

Ссылаясь на   данные эволюционной эмбриологии, некоторые ученые предлагают различать понятия “преэмбрион” и собственно эмбрион[x].

По  мнению градуалистов, “преэмбрион” состоит из   недифференцированных клеток (бластомеров),   обладающих тотипотентностью, то есть любой бластомер наделен той же генетической информацией, какой располагает вся их совокупность.

 “Преэмбрион” может раздваиваться, или расщепляться на две генетически идентичные единицы, полагая начало однояйцовым близнецам; в редких же случаях, возможно, их обратное соединение и образование единичного индивида. Однако способность эта – потенциальная.  Говорить о существовании эмбриона до имплантации, когда он получает генетическую информацию от материнского организма[xi], неправомерно. В первые две недели, когда протекает процесс зачатия, зародыш должен квалифицироваться как “преэмбрион”, не имеющий еще биологических предпосылок “онтологической индивидуальности” и тем более “личностности”. 

 Критические аргументы в адрес градуалистов сводятся к тому, что   клеточная дифференциация “записана” или “запрограммирована” в зародыше с самого его возникновения. При первичном делении генетическая информация воспроизводится, передаваясь от первой клетки второй.  Клеточная дифференциация начинается не с имплантации и “обособления” к концу двухнедельного срока, а с одноклеточной зиготы, когда уникальная “первичная формула” определяет и направляет дальнейший процесс, при нормальных условиях завершающийся рождением ребенка.

 Дифференциация, делающая возможным индивидуальное существование, наступает по окончании оплодотворения. В нормальных условиях оплодотворение означает начало непрерывного и длительного процесса постепенной “индивидуализации”, протекающего как дифференцировка и специализация, начиная с двух - или трехклеточной стадии эмбрионального развития.

Начало человеческой жизни связано, таким образом, не с “обособлением” и не с формированием первичной полоски (при всей ее важности для развития эмбриона). Человеческая жизнь начинается оплодотворением, когда “вписанный” в зиготу “код” или “программа” начинают полностью определять клеточное деление и обмен генетической информации.

При нормальных условиях  человеческое развитие предстает непрерывной чередой изменений: образование зиготы, имплантация, формирование нервной системы, рождение. И кроме самого начального, нет в этом движении иного момента, о котором можно было бы сказать, что человеческая жизнь начинается  “здесь и теперь”.

Весь период эмбриогенеза, как и вообще вся человеческая жизнь это непрерывный процесс развития; каждый последующий период является продолжением предыдущего. И только один момент принципиально отличается от всех других — это момент начала.

В процессе развития человеческой жизни таким принципиальным моментом можно считать момент оплодотворения, когда организм человека  получает уже всю необходимую информацию.  

 

Слайд 13:

 2) Психоаналитическая позиция.

Говоря о психоаналитическом взгляде, мы имеем ввиду не столько направления классического психоанализа, сколько некоторых его последователей. Известно, что психоаналитические учения 20-го века расширили познания о человеческой психике. Причем расширение произошло, во-первых, по вертикали, то есть в структуре психики   были обнаружены и глубинные уровни, т.е. бессознательное, и, во-вторых, по горизонтали – психоанализ на практике доказал наличие у личности психической жизни  задолго до ее рождения.

 Впервые целостно осмыслить проблему развития человеческой души до рождения  попытался Отто Ранк (1880-1939) – австрийский психолог и психотерапевт, представитель неофрейдизма в психоанализе. В  “Травме рождения” (1924) Ранк выдвинул концепцию, в которой решающим фактором жизненного развития человека выступает  травма рождения. Суть ее  в том, что постнатальная ситуация куда менее благоприятна, чем перинатальная. Вне матки ребенок вынужден сталкиваться с нерегулярностью питания, частым отсутствием матери, колебанием температуры, шумом и т.д.

Таким образом,  перинатальный период рассматривается как такое существование человека, при котором закладываются глубинные особенности психического поведения человека, которые будут проявляться на протяжении последующей жизни. Во время биологических родов происходит лишь приобщение индивидуальной психики к ментальным структурам человеческих сообществ, но, не само ее рождение.  По мнению представителей современной психоаналитической школы большинство психопатологических заболеваний коренится именно в динамике перинатальных стадий,   которые отделяют безмятежное состояние внутри матки от постнатального существования во внешнем мире.

   О возникновении психической активности с момента зачатия можно говорить и опираясь на исследования Станислава Грофа,  представителя новой формы психоанализа -   трансперсональной психологии.

В своей работе “За пределами мозга” (1985) он утверждает, что перинатальный опыт личности не сводится лишь к биологическим процессам, а выходит далеко за рамки биологии и несет в себе важные психические составляющие. 

При рождении с личностью происходит  метаморфоза, сравнимая, по словам Грофа, с изменениями, происходившими в древних храмовых культовых таинствах или в ритуалах инициации. Дошедшая до определенного антропологического этапа развития личность как бы временно умирает и затем вновь рождается для своего биографического существования. Образно выражаясь, с личностью разыгрывается перинатальная мистерия смерти-возрождения.

С. Гроф изучает динамику этой “мистерии” бессознательного личности, выделяет в ней   этапы,  называя их “матрицами” ( базовые перинатальные матрицы (БПМ)) Во время сеанса трансперсональной терапии пациент может “вспомнить” и заново пройти по маршрутам этих матриц, что обеспечивает, по мнению Грофа, терапевтический эффект. Перинатальная и постнатальная стадии существования личности оказываются увязанными друг с другом динамикой БПМ, а это означает, что между существованием личности до рождения и после нет глухой стены. Бесспорно, с рождения у личности начинается собственно биографическая (человеческая) стадия ее бытия, но до биологических родов у нее уже присутствуют и тело,  и душа.

Итак, психоаналитические направления расширяют границы человеческой жизни, фиксируя появление психического бытия задолго до рождения личности. Психика начинает формироваться одновременно с телом. Психосоматическое единство личности проходит различные этапы. Важнейшие из них -   этапы внутриутробнго развития. 

 

Слайд 14:

3) Социологизм

Рассмотрим направление, которое  условно называется  “социологизм”.   Существуют две причины для того чтобы, уделить ему принципиальное внимание. Во-первых,  под влиянием именно  этого направления  происходит первая в мире легализация абортов, т.е. производство аборта теряет юридический статус преступления “против жизни, против семьи и общественной нравственности”. Во-вторых,  это направление до сих пор является идеологическим основанием современного украинского законодательства.

Данное законодательство   оказывается   в положении несоответствия  ко всем существующим современным естественнонаучным взглядам. Обосновываемые сроки начала человеческой жизни –  момент слияния половых клеток, 15 – 40-й  дни существования эмбриона, даже 4-20 недели -  это сроки, среди которых  нет ни одного, который бы соответствовал “социологизму”, т.е. связывал бы начало человеческой жизни с моментом рождения человека, т.е. появления новой   документально оформленной  “единицы общества”.

       Идеологическим основанием  такой ситуации в значительной степени  остается вульгарное следование философии марксизма-ленинизма, которую сами идеологи называли   “воинствующим материализмом”. Конечно,  непосредственных указаний к детоубийству данная “воинствующая” философия не содержала. Но руководства к действию   логически   вытекали из ее основных принципов:    морального релятивизма,  отрицавшего абсолютное значение любых, включая  религиозные, нравственных заповедей, и представления о так называемой “социальной” сущности человека.

Действительно, если, согласно моральному релятивизму, все моральные принципы относительны, по сути, то  почему не может рассматриваться как относительный, т.е. не имеющий абсолютного значения, и принцип “не убий”? И если   интересы борьбы сообществ допускают убийства, то почему не распространить это допущение и  на находящиеся во чреве матерей зародыши?

Вульгаризация принципа о так называемой “социальной” сущности человека  заключалась в том, что человек рассматривался исключительно как “субъект труда, основной элемент производительных сил, вступающий в производственные отношения, производящий их. Человек есть материальное социальное существо, субстратная и функциональная единица общества, обладающая индивидуальной социальной сущностью, которая формируется только в человеческом обществе как сложнейшем человеческом коллективе (В. В. Орлов. Социальная биология. /Соотношение биологического и социального. Межвузовский сборник научных трудов. Пермь, 1981, с.17) . Единицей общества человек становится только после своего рождения, которое фиксируется как состоявшийся факт в медицинских документах, затем после получения официальных документов о рождении и т.д.

Не случайно  проблема соотношения биологического и социального в человеке - это по сути непрекращающаяся в философии марксизма-ленинизма борьба против “биологизаторства”, т.е. против биологического истолкования сущности человека, носителями которого, как правило, рассматривались представители  генетики. И это понятно, так как генетика  - это наука о наследственности, которая, как известно, не может не иметь своего  субстрата или носителя. Этим носителем наследственных свойств и качеств  с момента зачатия и  является человеческий зародыш как уникальный живой биогенетический организм.

История этой 30-50-ые годы 20 века - годы  победы лысенковщины, т.е. период осуждения и запретов на проведение генетических исследований. Именно эта борьба и породила понятия “биологизаторство”, ”социологизм”, “биосоциальная природа человека“ и. т.д. Известно, что во второй половине 20 века вульгарный социологизм потерпел сокрушительное поражение в этой борьбе и под давлением развития биогенетического знания. Тем не менее,   именно социологизм сохраняет до сих пор   свои ведущие позиции, определяя  законодательство Украине, касающееся проблем репродукции.

 

Слайд 15:

4) Морально-интенциональное направление

Морально-интенциональное направление в отношении проблемы статуса эмбриона является авторской позицией кафедры биомедицинской этики РГМУ. Исходный тезис - признание того факта, что любое моральное отношение может состояться только при наличии, по крайней мере, двух субъектов  (S+S). Первый субъект морального отношения - это тот человек, кто относится к кому-то. Второй субъект - это тот человек, к кому кто-то относится. Например,  моральное отношение благодарности, безусловно, предполагает того, кто испытывает чувство благодарности и того, к кому относится эта благодарность. Или, такое моральное отношение, как ненависть, опять же не может быть бессубъектной. Как правило, кто-то ненавидит кого-то. Да и любовь - это  отношение, предполагающее того, кто любит и того, на кого это чувство направлено.

Моральное отношение, в отличие от каких-либо отношений другого рода, например, производственных, как правило, всегда эмоционально окрашено, имеет четкую направленность, напряженность, намеренность, устремленность.

 Эмоциональная и целевая направленность к другому человеку, как субъекту или цели нашего отношения,   и обозначается  понятием “интенциональность” (от английского intention - намерение, стремление, цель).

 В  контексте обсуждаемой проблемы статуса эмбриона, понятия “мать” и “отец” уникальны тем, что имеют морально-интенциональное содержание. Каждое из этих понятий предполагает наличие ребенка, существа, родителями которого они являются. “Мать” чья? “Отец” кого? Понятия “ребенок”, “дитя”, также морально-интенциональный, ибо предполагают наличие родителей, их зачавших и родивших. Само русское слово “беременность” уходит своими корнями в древние слова “бремя”,  “беру”, в которых сохраняется значение  “нести” и “сохранять”. Смысл этих слов раскрывается в дополнении - “кого”, “чего” нести и сохранять.[xii] 

 В “Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин” ГА ООН 1979г. (ст.5) утверждается  “понимание материнства  как социальной функции и признание общей ответственности мужчин и женщин за воспитание и развитие своих детей...” При этом, “во всех случаях интересы детей являются преобладающими“[xiii].

В отличии от “права женщины распоряжаться своим телом”  -  “право на жизнь” (в том числе и ребенка) рассматривается как основное, первое, фундаментальное право в таких международных  документах, как   “Декларация прав человека и гражданина” 1789 г., “Всеобщая декларация прав человека” 1948 г., “Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах” 1966г., ни “Международный пакт о гражданских и политических правах” 1966г., “Конвенция о защите прав человека и основных свобод” Совета Европы, 1950 г. Так, статья 3 “Всеобщей декларации прав человека” 1948г., утверждает: ”Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность”[xiv]. В “Конвенции о правах ребенка” ГА ООН, 1989 г. в статье 1 утверждается, что “ребенком является каждое человеческое существо до достижении 19 летнего возраста”[xv].

 В известной Американской конвенции о правах человека 1969 г. (Конвенция вступила в силу в 1978 г.) в статье 4, пункте 1 говорится: “Каждый человек имеет право на уважение его жизни. Это право защищается законом (и, как правило) с момента зачатия. Никто не может быть произвольно лишен жизни”[xvi].

Жизнь развивающегося ребенка зависит от среды и пищи, которые обеспечивает ему вынашивающая его мать. По  конкретным биохимическим, биофизиологическим параметрам (биохимические показатели крови, геном и т.д.) - это    отличное от матери, уникальное существо. Или, другими словами, уникальный биофизиологический субъект. Данный факт - это “биологическое” основание моральной субъектности  человеческого эмбриона. Такое основание  достаточно, но не необходимо для констатации морального статуса начавшейся человеческой жизни. Необходимое основание и моральный признак  начавшейся человеческой жизни  -  уникально прост. Это  сами факты  обсуждения,  факты принятия решения  о сохранении жизни или лишения жизни существа. Именно они свидетельствуют  о том, что данное существо - реальное действующее лицо нашего  морального отношения и действия. И от нашей любви, милосердия, справедливости зависит,  быть или не быть его жизни, зависит то,  сохраним ли мы его в качестве субъекта нашего к нему морального отношения, или уничтожим его, или, точнее, дадим, предоставим “право” его уничтожить, т.е. совершим действие, которое, словам христианского богослова св. Иоанна Златоустого, “хуже убийства”. Действие, которое  “хуже убийства” - это нарушение моральной заповеди любви матери к своему ребенку.

Необходимо отметить одну особенность морального статуса человеческого эмбриона, которая отличает его от морального статуса взрослого человека. Эта особенность - беззащитность формирующейся жизни. Она не может ответить на насилие, она не может сопротивляться несправедливым решениям, она не может остановить преступление. Однако именно эта особенность начальной стадии  человеческой жизни, повышает меру нашей моральной ответственности за нее. Чем беззащитней существо, тем более оно нуждается в защите.

Морально-интенциональное направление в отношении проблемы статуса эмбриона, выявляет то, что эмбрион человека является  реальным субъектом моральной рефлексии. И он может быть подвергнут моральному или аморальному действию и, следовательно, его включенность в моральные отношения и  его статус морального субъекта не может вызывать сомнение.

 

Слайд 16:

5)Философско- антропологическое направление.

   В медицинском сообществе антропология (учение о человеке) рассматривается как биологическая наука о происхождении и эволюции человека (антропогенез), о физической организации человека (морфология человека), как наука об особенностях человеческих рас (расоведение), их культур (этническая антропология).

В то же время в  современной культуре сохранилась и существует традиция широкого понимания антропологии как совокупности наук о человеке. В нее входит и   философская антропология, которая представлена целым рядом различных философских теорий и школ.  Например, известный исследователь и систематизатор философской антропологии  В. Брюнинг объединяет   религиозную, неосхоластическую, объективно-идеалистическую, материалистическую, натуралистическую, рационалистическую  традиции в философскую антропологию на основании того, что человек рассматривается  в них   как исходный пункт и главный предмет  философствования [xvii]. Признавая принципиальные отличия каждой их этих традиций,  обратим внимание на особенность собственно философского (а не биологического, социологического и т.п. ) взгляда в понимании человека.

 Суть философско-антропологического направления сводится к попытке рассмотрения человека на уровне его сущности.  При этом, как правило, предметом философской рефлексии выступает  не конкретный человек, а типизированная модель человеческого индивидуума.

Собственно философский взгляд, не сводим к рассмотрению сущности человека через призму какой-либо отдельной присущей ему особенности, будь то мыслительная деятельность, или прямохождение, или самосознание, или нравственные чувства, или экономические отношения, или особенности природы, физической организации (например, объем и вес мозга) и т.д. Все  перечисленное отличает человека, например, от животного, не только в отдельности, но главное во всей совокупности его свойств, в  целостности. “Предмет рассмотрения философской антропологии составляет человек во всей его целостности...”[xviii]. Целостный подход к сущности человека основан на принципиальной   несводимости сущности человека к какой-либо одной характеристике, как бы значительна, очевидна и отличительна она ни была. Тем не менее, как известно, сущность не может не проявлять себя.  Как это связано с исследуемой темой?

Оказывается, что именно существование человека на исходной стадии существования первой клетки   - зиготы, только что объединившей генетический материал родителей - именно эта форма существования может рассматриваться реальной иллюстрацией целостности как сущностной особенности человека. В зиготе еще ничего нет - ни мыслительной деятельности, ни  прямохождения, ни нравственных чувств, ни особенностей   физической организации, ничего, кроме 46 хромосом,  и  в то же время есть уже все - и мыслительная деятельность, и  прямохождение, и нравственные чувства, и особенности физической организации. Можно сказать, что в этой форме представлена вся совокупность сущностных черт и свойств человека. Зигота являет собой  как бы “микрокосм”, призванный со временем превратиться в “макрокосм”   целостного человека во всем богатстве его жизненных смыслов.

 Философская антропология   не может не включать  рассмотрение   проблемы статуса человеческого эмбриона, от отношения и решения    которой зависит “мера” или критерий человечности всех видов и форм человеческой деятельности.

Философско-антропологическое понимание сущности человека соответствует методологическим функциям философии, как знания, связанного с любым конкретным научным исследованием человека, будь то исследование биологическое, медицинское, социо-культурное, или духовно-нравственное и т.п.

 

Слайд 17:

6) Теологическая позиция.

Теологическая позиция объединяет практически все существующие в современной культуре религиозные представления об уникальности человеческой жизни. Они сформировалось задолго до появления современных научных технологий и знания о том, что с момента оплодотворения человеческий эмбрион — живое человеческое существо, отличное от своих родителей, которое динамично развивается, последовательно раскрывая потенции.

Зачатие для теологической позиции – это начало новой жизни, которое совершается по милосердной  Воле и Участии Творца. “Зарождение мое  видели очи Твои; Имена всех внесены в книгу Твою; и никто даже во чреве матери не забыт Тобой” (Пс.138, 16-17).

 

Слайд 18:

Статус начавшейся человеческой жизни – свят, ибо свят тот Образ, по подобию Которого создан человек. Рождение Господа нашего Иисуса Христа от пресвятой Богородицы – свидетельствует, что все стадии формирования человека подобны возрастанию Сына человеческого.

Митрополит Антоний Сурожский рассуждает, например, так: “ Можем ли мы сказать, что когда Божия Матерь зачала Спасителя Христа, то до какого-то момента — до 14, 18, до 28-й недели — Он не был человеком и не был рождающимся Богом? Нет, в момент зачатия зародыш ребенка уже является человеком, его уничтожение является убийством человека. И на это надо смотреть прямо и серьезно, никакого извинения в этом отношении нет”.[xix]

 

Слайд 19:

Святые Отцы Церкви – величайшие христианские мыслители и богословы, начиная от Евангелистов вплоть до “Основ социальной концепции” (2000г.), принятых на Архиерейском Соборе Русской Православной  Церкви, свидетельствуют о неповторимости и личностном бытии каждой зачатой человеческой жизни. 

 

Слайд 20:

Догмат о Боговоплощении утверждает истинность бытия человеческой природы Спасителя на всех стадиях ее развития, включая эмбриональную.

Догмат спасения утверждает со-όбразность каждого человека Христу и, следовательно, наличие человеческой личности с момента зачатия.

То, что человеческие эмбрионы наделены личностным бытием, дает им в случае преждевременной смерти надежду на участие во всеобщем Воскресении. 

 

Слайд 21 :

Мы охарактеризовали основные точки зрения   по  вопросу о начале человеческой жизни. 

В рамках естественнонаучного подхода мы не встречаем утверждений о том, что человеческая жизнь начинается с момента рождения. Позиция генетиков о начале человеческого существования с момента слияния гамет (образования генома) согласуется с выводами философской антропологии, теологии и с положениями морально-интенционального подхода.

Слайд 22.

На основании такого сближения в решении вопроса статуса эмбриона естественнонаучного и гуманитарного взгляда  мы можем фиксировать появление устойчивого, научно обоснованного мнения.

Особняком стоит социологизм, который все более обнаруживает свою несостоятельность под натиском   естественнонаучных позиций,  которые в большей или меньшей степени отдаляют начало человеческой жизни от момента рождения.

 

Слайд 23:

Консервативный подход к проблеме аборта

В настоящее время сосуществуют различные ценностно-мировоззренческие ориентации, среди них выделяются — либеральная и консервативная. Каждая из них  имеет свои основания, свою традицию. Консервативная — основывается на моральных ценностях религиозной культуры.

Рассмотрим особенности консервативно-христианского подхода к проблеме аборта.  Как известно, в Библии не так уж много мест, прямо касающихся обсуждаемой проблемы (к ним, например, относятся слова праведного Иова, который, говоря о своей жизни, начинает с ночи, в которую сказано: “зачался человек!” (Иов. 3, 3). К ним причисляют установление, согласно которому человек, ударивший беременную женщину,  (и это стало причиной выкидыша), обязан заплатить штраф (см.: Исх. 21, 22)). Христианское “нет” абортам однозначно. Православное богословие полагает, что при решении сложных нравственных вопросов “на первое место чаще всего выдвигается самая жизнь основателя христианства, как воплотившая в себе идеал совершеннейшего пути ко спасению[xx]. В этом смысле Благовещение Архангела Гавриила Марии: Радуйся, Благодатная! Господь с тобою; благословенна ты между женами” (Лк.1,28) - представляет собой символическую форму христианского понимания начала человеческой жизни.

Такой принцип ставит под сомнение “право женщины на собственное тело”, право, допускающее, что плод есть лишь часть материнской ткани. “Это не ее тело; это тело и жизнь другого человеческого существа, вверенного ей материнским заботам для кормления”[xxi].

К каноническим относится уже приводившееся выше суждение Василия Великого (IV-V вв. н. э.): “Умышленно погубившая зачатый в утробе плод подлежит осуждению, как за убийство”. Однако оценка аборта как нарушения ветхозаветной заповеди не убий” (Исх.20,13) всего лишь одно из оснований христианского осуждения плодоизгнания. К мысли о еще одном основании подводит нас Св. Иоанн Златоуст. Он пишет, что плодоизгнание — “нечто хуже убийства”, так как здесь не умерщвляется рожденное, но самому рождению полагается препятствие”[xxii].

Что может быть “хуже убийства”? Очевидно то, что приводит к убийству, что является его основанием. Это — нарушение “первой и наибольшей заповеди” (ср.:Мф.22,38) — заповеди любви. Максим Исповедник различает пять видов любви: любовь “ради Бога”, любовь “по причине естества, как родители любят чад”, любовь “ради тщеславия”, любовь “из-за сребролюбия”, любовь “вследствие сластолюбия. Из этих видов любви на второе место Максим Исповедник помещает любовь “по причине естества”[xxiii]. Аборт — это нарушение заповеди любви, причем в самой ее человечески глубинной сути — через убийство матерью своего дитя. Даже животный мир, к сравнению с которым так часто прибегает натурализм, не знает аналогов подобного действа, свидетельствуя о его совершенной  противоестественности.

В морально-этическом плане отношение к эмбриону – это  своего рода индикатор, который отражает состояние духовно-нравственного состояния общества.  Инвалиды, больные могут, хотя бы в небольшой мере, но проявлять свои права на жизнь, отстаивать свою волю к благополучию; даже животные способны к сопротивлению. Эмбрион же – это форма высокоразвитого, сложноорганизованного бытия, олицетворяющая собой беспомощность и незащищенность жизни.  Эта форма личностного существования  ярче всего выражает значение человеческого соучастия, взаимодействия и взаимопомощи.  

 

Государственно-правовое регулирование рождаемости и демографические процессы

 

К одному из неблагополучных показателей состояния современной Украине, безусловно, относятся демографические  процессы в стране. 

Положение в государстве, с одной стороны, теряющего население катастрофическими темпами, с другой,  законодательно  никак не ограничивающего массового производства абортов, вряд ли можно определить как нормальное. Именно такая ситуация сложилась в Украине. С одной стороны, в стране фиксируется устойчивая тенденция   падения рождаемости, с другой, не предпринимается никаких правовых мер, для ограничения производства абортов – (более 200 тыс в год!) -  , как основного фактора регулирования рождаемости.

Решение демографической проблемы в Украине требует привлечения как финансовых мер, так и других возможных и доступных  средств, среди которых важную роль играют меры  правового порядка.  

Таким образом, анализ   научно-теоретических положений  о начале человеческой жизни, как в естественнонаучных исследованиях, так и в гуманитарном знании свидетельствует о том, что   ныне действующее правовое регулирования производства абортов в Украине носит антинаучный характер.

Неудивительно, что в последние годы отечественные юристы все чаще  поднимают вопросы о необходимости совершенствования конституционно-правового  регулирования репродуктивных прав человека.[xxiv]



[i] Edwards R. G. Science et ethique de la segmentation des embryons humains  in vitro // Contracept. Fertil. Sex. 1986. V. 14. № 4, p. 313-318.

[ii]              Курило Л. Ф. Право родится. Биоэтика: принципы, правила, проблемы. М.: Эдиториал УРСС, 1998., с.136.

[iii] Grobstein C.  External Human Fertilization // Scientific American.1979. V. 240.№ 6, p. 33-43.

[iv] 9.  Patton et al., Intro. to Basic Neurology, W.B. Saunder Co., 1976, p.8

[v] Л.Ф. Курило. Некоторые этические вопросы технологии эмбриональных стволовых клеток. //Проблемы репродукции, 2000, №3.

[vi]Edwards R.G. Sciense et ethique de la segmentation des embrions humains in vitro. Contracpt. Fertil. Sex. 1986; р.313-318, Edwards R.G. New ethical implications of human embryology. Hum. Reprod. 1986;1:4, р.277-278.

[vii]  Hermeren G. Nature and status of the embryo: Philosophical aspects. Report - Council of Europe's Third Symposium on Bioethics Strasbourg.1996.

[viii] Всеобщая декларация о геноме человека и о правах человека (ЮНЕСКО,1997) / Этико-правовые аспекты проектаГеном человека”. Международные документы и аналитические материалы. М.1998., с.102.

[ix] Вестник “Жизнь”. М.1994, с.17.

[x] Начало этим дебатам во многом положила книга Н. Форда (Ford, Norman. When Did I Begin? Conception of the Human Individual in History, Philosophy and Science. Cambridge, University Press, 1988). Автор настаивает на вероятности “замедленного одушевления”, утверждая, что онтологически (а не только генетически) особый человеческий индивид возникает лишь через две недели после оплодотворения, с появлением первичной полоски. С глубоким анализом и частичным опровержением многих доводов Форда выступил Э. Фишер (Fisher, Anthony. “Individuogenesis and a Recent Book by Fr. Norman Ford”.// Revista di Studi sulla Persona e La Famiglia. Anthropotes

2 (1991), 199–244). Относительно процесса “индивидулизации” мнения католических ученых глубоко разделились. Обзор новейшей литературы см.: Cahill, Liza Sowle. “The Embryo and the Fetus: New Moral Contexts”.// Theological Studies 54/1 (March, 1993), 124–142. Автор солидаризируется с теми, кто принимает теорию “замедленного одушевления”, или “гоминизации”. 

[xi] Ясное и сжатое обоснование этого взгляда см.в : Bedate, Carlos A. & Cefalo, Robert C. “The Zygote: To Be Or Not To Be a Person?” // The Journal of Medicine and Philosophy 14 (1989), 641–645. Авторы приходят к выводу, что “формирование эмбриона зависит от целого ряда обстоятельств, которые должны иметь место в процессе онтогенеза, и некоторые из них — вне контроля генетической программы. У зиготы достаточно информации, чтобы произвести исключительно человеческую ткань, но не вполне достаточно, чтобы стать человеческой индивидуальностью”.

[xii] М. Фасмер. Этимологический словарь русского языка в 4-х томах. Т.1, М.1986,с.155.

[xiii] Международные акты о правах человека. Сборник документов. М. 1999, с. 247.

[xiv] Международные акты о правах человека. Сборник документов. М.,  1999, с. 40.

[xv] Международные акты о правах человека. Сборник документов. М.,  1999, с. 307.

[xvi] Международные акты о правах человека. Сборник документов. М. 1999, с.721.

[xvii] Bruning W. Philosophische Antropologie. Stuttgart, 1960.

[xviii]  Б.Г. Григорьян. Философская антропология. М. Мысль.,1982, с.159. (Bruning W. Philosophische Antropologie. Stuttgart, 1960)

[xix]Митрополит Антоний Сурожский. Ответы на вопросы//Альфа и Омега №3(29). М., 2001. С 318 — 319.

[xx] Пономарев П. Догматические основы христианского аскетизма по творениям восточных писателей-аскетов IV века. Казань, 1899, с. 114.

 

[xxi] Харакас С. Православие и биоэтика // Человек. 1994. № 2, с. 93.

 

[xxii] Св. Иоанн Златоуст. Избранные творения. М. Издательский отдел Московской Патриархии. 1994, с.790.

 

[xxiii] Творения Преподобного Максима Исповедника. Книга 1. Богословские и аскетические трактаты. Главы о любви. М., 1993, с.108.

 

[xxiv] См.Перевозчикова Е.В., Панкратова Е.А. Конституционное право на жизнь и правовой статус эмбриона человека. / Медицинское право.№2(14), 2006,с.16-22, К.А.Чернега. Юридические аспекты права врача отказаться от производства абортов./ Православие и проблемы биоэтики. Вып.2, М.2006, с.79-84.  И др.