top
 
 
 

Соціальні мережі


Календар новин

< вересня 2009 >
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ НД
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Лічильники

ИНТЕРВЬЮ. Архимандрит Адам (Ахаладзе): «Нельзя спокойно молиться у себя в келье, если знаешь, что среди твоих прихожан, собратьев и даже чужих людей есть голодные, больные и нуждающиеся!»
Середа, 23 вересня 2009, 13:08
Архимандрит Адам (Ахаладзе):
«Церковь любвеобильна
и должна принимать всех!»
Отец Адам с главой
«Миссии "Церковь и медицина"»
протоиереем Геннадием Батенко
В гостях у сайта
"Православие в Украине"
Беседа с Управляющим делами
УПЦ архиепископом Митрофаном
Обсуждение рабочих моментов
«Все со всеми проблемами
обращаются именно к нам,
в Церковь!»
   
 
 

Начальник Департамента по здравоохранению Грузинской Патриархии архимандрит Адам (Ахаладзе) в Украине был не впервые: он уже посещал нашу страну в прошлом, 2008 году по приглашению Синодального отдела УПЦ «Миссия "Церковь и медицина"» для обмена опытом. Вот и в этом году в июне он снова прибыл на наши просторы.

В Киево-Печерской Лавре состоялась встреча Управляющего делами УПЦ архиепископа Белоцерковского и Богуславского Митрофана с двумя руководителями Синодальных медицинских отделов: УПЦ - протоиерея Геннадия Батенко и Грузинской Патриархии - архимандрита Адама (Ахаладзе).
После визита отец Геннадий и отец Адам посетили редакцию сайта «Православие в Украине».

Не так давно созданному отделу УПЦ, действительно, есть что перенимать, ведь опыт у грузинских коллег - обширный.

Отец Адам является профессором Тбилисского медицинского университета, доктором медицинских наук, членом Национальной комиссии по биоэтике. С 2005 года он - генеральный директор роддома имени святых праведных Иоакима и Анны, ректор Института медицины имени святой царицы Тамары при Грузинской Патриархии.

Общественная деятельность Грузинской Православной Церкви в последние годы достигла очень высокого уровня. Такое плодотворное сотрудничество с государством стало возможным, прежде всего, благодаря подписанию Конкордата - соглашения о сотрудничестве между Патриархией и государством, который практически признает Православие государственной религией. Что касается медицинского департамента, то, кроме обычных для нас конференций и благотворительных мероприятий, Патриархия воплощает в жизнь большое количество практических проектов.

Об этих проектах, а также о том, чем Украине может быть полезен опыт сотрудничества Церкви и государства в Грузии, рассказал в интервью «Православию в Украине» архимандрит АДАМ (АХАЛАДЗЕ).
«За последние 4 года число родов в нашем роддоме увеличилось в три раза!»

- Отец Адам, расскажите, пожалуйста, нашим читателям, как давно существует возглавляемый вами отдел.

- Около десяти лет.

- И все это время вы были его председателем?

- Нет, я работаю не с самого начала, только с 2005 года. Одновременно я также являюсь генеральным директором родильного дома имени святых и праведных богоотец Иоакима и Анны.

- Вы - врач?

- Конечно, я врач, доктор медицинских наук, профессор, академик некоторых академий, не всех, правда :-).

Еще я ректор Института медицины имени святой царицы Тамары. И это все при Грузинской Патриархии. Но на самом деле эти направления очень взаимосвязаны. То, что делается в Департаменте, помогает родильному дому, при роддоме существует наш Институт медицины, его клиническая база. Таким образом, сейчас у нас образовался такой своего рода медицинский конгломерат, один из самых крупных в системе Грузинской Православной Церкви. И мы этот уровень стараемся удержать.

- Почему выбор пал именно на родильный дом, а не, например, на дом престарелых?

- Так получилось, что в 90-х годах прошлого столетия начались реформы в системе здравоохранения в нашей стране. Многие работники этой сферы, а также врачи почувствовали, что приватизация медучреждений повлечет за собой не только положительные, но и отрицательные результаты. Одним из первых коллектив этого родильного дома обратился в Патриархию, чтобы роддом не был приватизирован никем, в том числе и коллективом, а чтобы Патриархат взял его под свой патронаж. Таким образом, с 1996 года родильный дом принадлежит Грузинской Патриархии.

Конечно же, с этого дня в этом заведении никогда больше не делались аборты. Врачи занимаются, кроме всего прочего, вопросами предоставления медицинских услуг экономически несостоятельным категориям населения, женщинам, находящимся в особенном социальном статусе (матерям-одиночкам), женщинам, которые не хотят предавать огласке свое состояние здоровья, супружеским парам с проблемами бесплодия. Таких людей много. И наши граждане, с большим доверием относясь к Церкви (а этот показатель у нас в стране среди населения - более 85%), обращаются именно в этот родильный дом.

Кроме того, количество родов растет! Когда я пришел в роддом в 2005-м, за год мы принимали всего около 630 родов. А сейчас уже в мае месяце 2009 года у нас родился 1000-й ребеночек! Это значит, что в 3-3,5 раза увеличилось количество родов.

Многие представители других родильных домов спрашивают: чем можно объяснить, что роженицы обращаются в основном к вам? Это, как я уже говорил, во-первых, доверие к Церкви, во-вторых, авторитет, который приобрело наше учреждение, и в-третьих, это средства, которые мы теми или иными путями накапливаем, а затем направляем на финансирование бесплатных родов. При том, все платные услуги мы предоставляем по доступным ценам.

- Какие платные услуги вы предоставляете?

- Это палата-люкс, где разрешается постоянное присутствие родственников, телевизор в палате. Одни хотят, чтобы были обычные условия и довольствуются этим, а другие - чтоб и церковный родильный дом, и чтоб условия были замечательные. Вообще это принятый европейский стандарт. Так, Католическая Церковь создает свои больницы, где очень хорошие условия. Богатые люди платят за комфорт, и деньги идут на обеспечение тех пациентов, которые не имеют средств.
«Осуждать и порицать - легче всего. Мы же думаем, как этих людей вернуть обществу»

- Не сталкиваетесь ли вы с непониманием в церковных кругах? Когда верующие порицают матерей-одиночек или тех женщин, кто собирается на аборт. Вы говорите, что принимаете всех рожениц, в том числе и тех, кто не хочет, чтобы знали об их определенном статусе. А как это согласовывается, сочетается с душпастырским взглядом  на эти проблемы?


- На самом деле, Церковь любвеобильна и должна принимать всех! Нам не стоит порицать этих людей. Мы должны не любить грех, а не человека, который по своей слабости согрешил. Как раз за этими людьми нужен особый уход.

Разные бывают случаи! Когда у женщины была связь с человеком, о которой точно нельзя нигде рассказать, можно довериться только ближайшим родственникам. Да, бывают такие пикантные ситуации...

Или же есть многодетная семья, у которой нет лишней копейки, а ждут рождения восьмого ребенка. Какие у них могут быть средства? Никаких! Вот таких особых рожениц мы кладем во 2-е акушерское отделение, чтобы они спокойно провели эти дни. Это и есть помощь, которую мы можем этим людям оказать. Такие особые роженицы находятся отдельно от основной массы пациенток, спокойно проводят время со своим новорожденным малышом. Потом мы договариваемся с учреждениями, которые могут в дальнейшем в течение какого-то времени взять эту женщину с ребенком на свое обеспечение. Это не совсем то, что раньше называлось детским домом. Сейчас есть учреждения, которые на какой-то срок, например, сорок дней после родов, когда женщина особо нуждается в моральной поддержке, забирают их совершенно бесплатно. И новорожденный с мамой эти первые сорок дней проводят в прекрасных условиях. Вот это и есть забота о них.

А осуждать и порицать -  легче всего. Мы же думаем, прежде всего, как этих людей вернуть обществу.

Вот, например, женщина приняла решение отказаться от ребенка. Что может быть хуже? - Ничего! Ведь этим оскорбляется самое святое - материнство! Но мы как раз должны работать с человеком, который дошел до такого решения. Мы должны понять ее и выяснить, почему она захотела так поступить. Это очень важно.

Был случай: женщина убежала из роддома после родов, ребенок остался у нас. По закону такого младенца нельзя сразу передать в дом малютки: нужно время, чтобы подготовить соответствующие документы. Так получилось, что этому малышу (назвали его Георгий) было уже полтора месяца, а он все находился у нас. И такой крупненький был! В то время к нам в роддом пришли журналисты и обратили внимание на такого великана среди трехдневных малышей. Пришлось рассказать, что его оставила мама. О нем сразу сняли телесюжет и обратились ко мне за комментарием. Я выступил и сказал: «Я обращаюсь к маме Георгия, которая нуждается в нашей поддержке, потому что ей сейчас хуже всех. Она хотела этого ребенка, прекрасно провела все девять месяцев: ходила на консультации, на процедуры. Когда лежала в роддоме, то дарила радость всем вокруг: делала подарки медсестрам, нянечкам, просила, чтобы только за ней и ребеночком ухаживали. То есть, она к этому была подготовлена. А на четвертый день она вдруг, всю ночь проплакав, убежала. Значит ей, по-видимому, некуда было идти...»

Как только люди об этом узнали, столько всего стали Георгию приносить - лет до пяти ему хватило бы, и одежды, и игрушек! Некоторые приходили и говорили: «Мы возьмем, воспитаем!» А ребенок был с такими грустными глазами, не научился улыбаться... Кто-то подарил ему майку, на которой было написано: «Я люблю тебя, мама!» И я, выступая по телевизору, сказал: «Вот это то, что Георгий хотел бы сказать своей маме. Он хочет быть счастливым. А глаза говорят: "Мамочка, тебя рядом нет!"». И через день... она пришла и забрала своего Георгия! Их благополучно выписали и отправили домой.

- Какой хороший финал у этой истории...

- Необходимо учитывать, что во время беременности, и особенно после родов, у женщины психика очень уязвима, крайне легкоранима. И в это время к ней нужно относиться по-особенному. Вот это христианство! Одновременно и медицинская наука требует того же.

В юридической практике некоторых стран существует даже такое установление, что в течение первых сорока дней после родов не все решения женщины юридически правомерны. Например, она не может отказаться от ребенка, потому что потом выиграет любой суд. Скажет, что была в таком эмоциональном состоянии, что не контролировала свое материнское чувство. И все эти сорок дней, которые мы называем днями очищения, женщина пребывает в особом статусе, поэтому к ней необходимо относиться осторожно. Это очень серьезно.

У нас была идея создать небольшую обитель, где можно было бы размещать матерей с новорожденными и беременных, которые хотят скрыться от общества. Я думаю, Господь этот путь нам откроет. Для этого нужно помещение, садик и так далее. И, конечно, средства. Но такая идея есть, она первоначально исходила от Патриарха. Многие пообещали помочь.
«Люди сами поставили перед нами задание: Церковь должна делать больше»

- Кроме заботы о беременных, роженицах и младенцах, чем еще занимается ваш Департамент?

- Очень важным направлением работы нашего Департамента здравоохранения является подготовка рекомендаций по существующим духовно-нравственным проблемам современной медицины. Чаще всего именно с этими вопросами и священнослужители, и медработники, и просто граждане (пациенты и их родственники) обращаются к нам.

Что можно и что нельзя? - Сейчас это очень важный вопрос. В Грузии без благословения Церкви ничего не открывается. Любая клиника, медицинский центр - все хотят получить благословение на свою деятельность. Все же дело в том, что современному человеку трудно понять, что допустимо, а что - нет. Куда нельзя ступать ноге человеческой? Какую грань не имеет права нарушить человеческая воля? Вот такие вопросы актуальны сегодня.

Мы не можем вмешиваться в те тайны, которые навсегда уступаем Небу, в Божьи дела. Например, это касается искусственного оплодотворения. Здесь масса вопросов. Те, кто ведут такую практику, распространяют ложную информацию о том, что у них есть благословение Церкви. Они знают: если не обманут и скажут, что благословения нет, то люди никогда к ним не придут! Также обстоит дело и с проблемой суррогатного материнства. Поднимается вопрос эвтаназии. Хотя по нашему законодательству она и любые ее проявления запрещены, все же люди приходят и спрашивают: что делать с родственниками, которые в течение многих месяцев, а то и нескольких лет находятся на искусственной медицинской поддержке (вентиляция легких, искусственная почка и т.д.)? Мы даем свои рекомендации по таким этическим вопросам.

- Сотрудничает ли ваш Департамент со светскими врачами?

- Работаем, конечно. У нас действует Общество православных врачей, которые  совершают паломничества по монастырям, где одновременно проводят медицинский осмотр. Все насельники и насельницы монастырей получают медицинские консультации и обследование.

Кроме того, представители нашего Департамента принимают участие в работе всех светских медицинских учреждений, состоят во всех советах, которые созданы в Министерстве здравоохранения. Это Национальный совет по биоэтике, Координационный совет страны, Совет репродуктивного здоровья и многие другие. Ведется тесное сотрудничество Церкви и государства.

- Отец Адам, Вы говорите, что люди сами интересуются мнением Церкви, постоянно обращаются за советом или благословением. Откуда такая уважительность и внимание к слову Церкви? Люди сами по себе такие набожные, духовность народа изначально направлена на согласие с Церковью или все-таки Церковь как-то сама этого добивается? Потому что в нашей стране ситуация немного иная. Что делает Церковь в Грузии, чтобы получить такой авторитет?

- Как-то посол одного государства спросил нашего Патриарха, как так получилось, что все социологические опросы и исследования общественного мнения показали, что более 85% населения признает авторитет и приоритет Церкви и доверяют только ей? Святейший сказал: «Вы не волнуйтесь, господин посол, у нас в стране всегда так было, так есть и так будет».

Я хочу сказать, что это, конечно, традиция. Кроме того, как только Церковь получила возможность разговаривать с народом, проповедовать (а это где-то с 1990-х годов), такая тенденция сразу начала укрепляться. На фоне постоянных кризисов в стране - то социальных, то политических, то экономических, люди видели, где и кому можно довериться, кто о них будет действительно заботиться. И проявлением такой открытости к Церкви стало не только увеличение числа прихожан в грузинских храмах. У нас сейчас нет храма, который бы во время Литургии вмещал всех желающих!

Кроме того, еще одним признаком доверия стало то, что сам народ поставил вопрос перед нами: Церковь должна делать больше. И все со всеми проблемами обращаются именно к нам. Не может человек сделать операцию, нет возможности лечить ребенка и тому подобное - люди идут к нам. И мы выступаем посредниками между людьми и различными инстанциями - от правительства до любой организации. Слава Богу, это сотрудничество как-то налаживается. Есть люди, которым Господь посылает помощь нашими руками. Мы обращаемся в соответствующие учреждения, и многие больницы, врачи, представители Министерства здравоохранения с удовольствием идут навстречу и помогают людям по нашей просьбе.
«Мы, не находясь в затворе, должны наши скудные молитвы совместить с деятельностью»

- Часто приходится слышать, особенно у нас, в Украине, что до того, как Церкви заняться социальной работой, пусть сначала наведет порядок в душах людей, в духовной сфере общества. Пусть люди сначала воцерковятся, станут исповедоваться, причащаться, а потом уже, как следствие нормальной духовной работы, Церковь сможет приступить и к социальной деятельности. Вы можете сказать, что в грузинском обществе этот духовный порядок более-менее наведен, и из-за этого возрос спрос в обществе на социальную работу Церкви?


- Я думаю, что такой подход в корне неправильный. Потому что мы никогда не будем считать, что тот или иной духовный порядок (личностный или общественный) когда-нибудь будет наведен. Вслед за апостолом Павлом мы говорим, что среди грешных первые - мы, что духовный порядок существует только на небе, только в обители нашего Господа Иисуса Христа, там, где праведные упокояются. Только там присутствует и та гармония, которая была дана людям, пока они жили в раю. Этот идеальный жизненный баланс существовал только в раю и его чувствовали первые люди, которые находились там, - Адам и Ева.

После того как гармония нарушилась, все, что ни делает Церковь, является лишь попыткой восстановления в каждом конкретном случае, в душе каждого человека этого баланса. А в чем он заключался? Это были уравновешенные отношения между Богом, человеком, как Его созданием, и окружающим миром. И это равновесие нарушилось. Если будем ждать восстановления такой гармонии, то получится, что просто отказываемся помогать людям. Социальная функция Церкви есть ее обязательство.

Вот с иконы, что на стене перед нами, смотрят на нас великие святители - Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Богослов. Они подвизались в IV веке. И еще тогда эти достойники ставили вопрос о социальной функции. Иоанн Златоуст говорил, что сегодня наша Церковь должна была бы накормить столько-то тысяч человек! То есть, он своим святительским духовным взором видел, сколько в городе было голодных людей. И он призывал к этому. И все должны призывать. Разве вера без дела не мертва? Разве не апостол это сказал?

Те, кто предлагают Церкви такую «последовательную» позицию, думают, что социальной деятельностью Церковь пытается скрыть неурядицы, существующие в ее организации. Нет, мы открыто говорим: мы несовершенны! И в этом несовершенстве есть наша сила. Потому что это несовершенство дает нам тот потенциал, с помощью которого мы стремимся к совершенству. А совершенство - это Бог.

- Очень мудро сказано! Спасибо большое, это хороший ответ.

- Но этот вопрос стоял всегда. Были отцы, великие аскеты, которые, в отличие от Иоанна Златоуста, говорили, что не надо ничем заниматься, даже в монастырях. Занимайтесь молитвой и все. Но есть люди, которым дана особая благодать молитвы. Однако же потом Господь их все равно выводил! Было время затворничества у Серафима Саровского. И наступило время его служения народу.

Мы же, не находясь в затворе, должны наши скудные молитвы, по которым Господь так или иначе нам что-то дает, совместить с деятельностью. Нельзя спокойно молиться у себя в келье, если знаешь, что у тебя среди прихожан, собратьев и даже среди чужих людей, не христиан, есть голодные, больные и нуждающиеся! Ведь Христос пришел в этот мир ради них, то есть ради нас. Ибо и мы такие - и болящие, и нуждающиеся.

Инокиню Анастасию, основательницу Покровского монастыря (в Киеве - ред.), очень осуждали! А она как раз и занималась социальной деятельностью, медицинским служением. Она сама принимала участие в лечении больных как операционная сестра. И великую княгиню Елизавету осуждали! Не только осуждали, но и не дали ей возможность создать такую обитель, как она хотела - Марфо-Мариинскую, где бы все виды служения были соединены. Но не получилось. Ибо этот мир всегда препятствует совершенству. Поэтому простим тех людей, которые критикуют Церковь. Они образумятся.
«Когда мы во время августовских событий пришли с сестрами милосердия в больницы, раненые не ожидали, что помощь будут оказывать свои, православные»

- Вы упоминали, что являетесь ректором Института медицины. Что это за учебное заведение?

- Это обычный институт, вуз. Вначале, когда наше учебное заведение только организовывалось (это был 2004 год), мы создали училище. В 2005 году оно было реорганизовано в институт, а сейчас уже это самостоятельный вуз. В системе образования Грузинской Патриархии нынче есть несколько высших учебных заведений. В том числе при ней существует и наш институт, в котором насчитывается пять факультетов: сестер милосердия, традиционной медицины, факультет психического здоровья и психотерапии, профилактической и социальной медицины и факультет реабилитационной медицины.

- В институте учатся люди верующие?

- Это желательное условие, но не обязательное. Если приходят абитуриенты, которые еще не являются чадами Церкви, то мы все равно принимаем их.

- В чем особенность этого учебного заведения?

- Я перечислил пять факультетов. И таких факультетов вы не найдете ни в одном из светских медицинских вузов: мы воспитываем тех, кого в стране нет, но, на наш взгляд, здравоохранение в них нуждается. Даже в перечне специальностей вы не найдете нигде ничего подобного: врач-психотерапевт. Психотерапией занимаются, к сожалению, психологи, которые, не имея медицинского образования, многого недопонимают. Или специалисты по профилактической медицине. Это врачи-гигиенисты, санитарные врачи, которых сейчас тоже никто не готовит, и в медицинском университете даже нет соответствующего факультета! Мы считаем, что без этого нельзя, такие специалисты нужны стране.

- Не существует ли проблем с дальнейшим трудоустройством ваших выпускников?

- Всегда найдутся медицинские учреждения, которые с удовольствием возьмут их на работу. Главное, чтобы  человек был профессионалом. Ни один профессионал никогда не останется без работы.

В таких специальностях есть потребность, но, к сожалению, они сейчас искусственно отодвинуты на задний план. Разве можно без специалистов, без медицинского контроля оставить пищевую промышленность? Нельзя! Человек ест каждый день по нескольку раз, и он должен знать, что он принимает в пищу. Этим не должны заниматься только врачи-ветеринары.

Сестры милосердия - тоже редкая профессия. Пока, во всяком случае. Но они появились, и люди их с удовольствием принимают на службу.

Так, в прошлом году во время августовских событий, когда раненые лежали в больших больницах Тбилиси, мы с нашими сестрами милосердия пришли к ним и оказывали помощь. Наше появление было встречено недоумением: «Это что, привели сестер матери Терезы? Да нет, что-то сестрички на грузинок похожи!» А форма у сестер была бордового цвета с традиционным грузинским женским головным покрытием. Люди не были готовы, что к ним на помощь, на служение придут свои, местные, православные.

Теперь уже нас узнают. Но, конечно, наших сил еще недостаточно. Даже Грузию не обеспечить! А уж что касается Украины, то тут столько работы! Но главное - начать и постепенно расширять эту деятельность. Помоги вам Господи!

- Спасибо за интересную и содержательную беседу!

 

Беседу вела Юлия Коминко

Материал подготовила Виктория Кочубей